Возраст и процесс программирования ценностей

Приятного чтения

Индивидуальная система ценностей, приобретаемая в ходе процесса социализации обуславливается многими факторами, происходящими из различных источников. По убеждению автора, личная система ценностей является наиболее существенным детерминантом того, чего в состоянии достичь данное лицо. Приобретение способности введения порядка в первоначально хаотический мир жизненных впечатлений связано с интернализацией мыслей и чувств, касающихся того, что нормально или ненормально, правильно или неверно, хорошо или плохо, и т.п. Все это оценивающие суждения, определяющие границы опыта. В ходе взросления и социализации, как на уровне семьи, так и в более широком общественном контексте, формируются стереотипы, обуславливающие позднее позицию личности в системах и подсистемах. С ходом времени системы проходят процесс естественной эволюции, а ценности, связанные с данными, постоянно происходящими, изменениями, также включаются в структуры, определяющие мировоззрение личности. Терапевт, занимающийся депрессией, особо должен принять во внимание ценности, связанные с изменениями вдоль континуума “ригидный- гибкий”, а также “ориентация на задание — ориентация на людей”. Морис Массей (Morris Masscy) (1979) описал процесс интернализации ценностей в контексте норм культуры. действующих в американском обществе в течение нескольких последних десятилетий. Массей полагает, что личная система ценностей на индивидуальном уровне в значительной мере предопределяется систе- мой ценностей, господствовавшей в обществе в период взросления и формирования данного лица. Данный процесс он назвал “программированием ценностей”. Массей утверждал, что система ценностей на 90% формируется до 10-летнего возраста, а в возрасте двадцати лет она уже на 100% сформирована. Основываясь на возрасте пациента, терапевт может судить о том, какой опыт процесса программирования ценностей клиент уже имеет за плечами. Далее Массей утверждает, что изменение системы ценностей может произойти только под влиянием события, несущего в себе необыкновенно сильный эмоциональный заряд, которое в состоянии затронуть глубинные пласты психики, т.е. так называемого “значительного эмоционального события” (Significant Emotional Event — SEE). Терапию можно трактовать как искусственное, плановое создание,- значительного эмоционального события (Япко, 1985), в котором ценность, считаемая клиницистом неблагоприятной, используется в качестве объекта терапевтической интервенции. Данные положения представлены в работе “Метод Эриксона: ценности в подходах Эриксона”, (Япко, 1985).
Среди ценностей, признаваемых лицом, страдающим депрессией, могут обнаружится и такие, которые вызывают или углубляют болезненное состояние. Например, если самооценку обуславливает такая ценность, как “совершенство”, это нередко приводит к появлению навязчивой идеи, а в результате — к невозможности достичь удовлетворения, т.к. ничто не совершенно в нашей жизни. В другой ситуации признание безоговорочного приоритета “сохранения брака” может привести к тому, что клиент будет держатся за союз, в котором его просто используют, что станет в конечном итоге причиной депрессии. В данной книге приведено множество примеров, иллюстрирующих то, каким образом безусловная привязанность к определенным ценностям ограничивает жизнь пациента. Они являются доказательством того, что анализ системы ценностей клиента, а в дальнейшем — активная интервенция являются основой эффективного лечения.
Некоторые из описанных в данном разделе механизмов представляют собой непосредственный результат принятых данным человеком ценностей. Используя представленный выше набросок данных схем, читатель наверняка сможет идентифицировать ценности, о наличии которых в системе ценностей данного человека говорит, например то, что он большое внимание уделяет мелочам, зависит от авторитетов, руководствуется эмоциями, поиском близких контактов с окружающими, наделяет себя слишком большой ответственностью за семью или же избегает предпринимать какие бы то ни было действия. В депрессивной модели мира особенно важная роль принадлежит ценности, колеблющейся вдоль континуума “ориентация на задание — ориентация на людей”. Необходимо спросить у себя, кому или чему отдается приоритет в системе ценностей данного лица — людям или выполнению поставленных задач. Эта ценность была детально исследована в контексте организованных схем, относительно ее влияния на атмосферу и продуктивность функционирования. На индивидуальном уровне она предопределяет степень вовлечения клиента в отношения с терапевтом. Клиент, ориентированный на людей, будет склонен признать близкий контакт с терапевтом основным элементом терапии. Лицо же, ориентированное на задание, воспринимает терапевта лишь как инструмент, служащий достижению цели, которой является преодоление депрессии. Каждая из этих ориентации заключает в себе различные критерии самооценки и различный способ видения мира. Ориентация на задание вызывает неустанную потребность демонстрировать достижения, в то время как человек, ориентированный на людей, для поддержания чувства собственной ценности, нуждается в постоянном одобрении окружения, из-за чего производит впечатление личности с низкой степенью индивидуальности. В каждом случае лечения должно касаться негативных последствий принятой системы ценностей.
Континуум “гибкий - ригидный” описывает ценности, которые — по крайней мере отчасти — предопределяют реакцию клиента на терапию. Если его система ценностей и вытекающие из ее стереотипы очень жесткие, несгибаемые, воздействие терапевта на пациента будет, безусловно, более слабым. Говоря в общем, несгибаемость является своего рода защитной скорлупой, благодаря которой человек может сохранить свои убеждения. Несгибаемость обеспечивает стабильность восприятия. Чем более ограничена сфера жизненного опыта, тем большее убеждение, сформулированное в процессе социализации, в том, что есть вещи абсолютно “верные” или абсолютно “неверные”, тем более негибкой оказывается позиция. Гибкость, или более зрелый ответ, появляется тогда, когда человек в состоянии понять, что другие могут поступать отличным от него способом, и, несмотря на это, их поступки окажутся “правильными”.
Принятие того факта, что каждый должен выработать свою, “правильную” программу действия, нуждается, к сожалению, в большей гибкости, нежели та, которой располагает заурядная личность. Лицо, убежденное в том, что его взгляды оказываются единственно верными, часто пытается манипулировать другими, пробуждая в них чувство вины, смущая их или же используя иные подобные техники. Когда терапевтической целью становится обретение клиентом большей гибкости, пациент тем самым учиться принимать себя, а также других, что является важным шагом в направлении развития лиц, сражающихся с депрессией. Когда проблема противоречия между вещами абсолютно правильными и абсолютно неверными решается, клиент начинает задавать себе более существенный, терапевтически нацеленный вопрос: “Являются ли мои действия эффективными, а если нет, то какие оказались бы более эффективными?” Если система ценностей начинает в большей степени концентрироваться на прогрессе, на эффективности, а также на согласии с собственным и чужим выбором, пациент приобретает большую гибкость, а в результате качество его жизни заметно улучшается. Принимая во внимание фундаментальное значение индивидуальной системы ценностей для надлежащего функционирования человека, рекомендуется максимально глубокое ознакомление с мировоззрением клиента и использование этих знаний при контактах с пациентом.Источник Майкл Япко.Гипноз для психотерапии депрессий.