Подавление и вытеснение

Приятного чтения

По-дурацки жизнь прошла. Все пыжился чего-то. Казалось, не живу, а так, черновик пишу.
Из кинофильма «Москва слезам не верит»

Подавление и вытеснение – вот самые «простые, прямые и бесхитростные» защитные механизмы из всех, какие только можно себе представить! Подавление – это реакция устранения из сознания, глушения, отвержения неприятной информации или опыта. При подавлении человек откровенно отказывает себе в том, что с ним «это было», т.е. информация еще не ушла в бессознательное, а болтается где-то в предсознании (между сознанием и бессознательным – посередине). Вытеснение – есть уже собственно избирательное забывание материала, связанного с конфликтом и напряжением. (Материал уже ушел в бессознательное, и человек перестает о нем знать что-либо.) Помимо всего прочего следует знать, что Фрейд постулировал 2 типа вытеснения. Первый тип – первичное вытеснение, обеспечивает «отказ в доступе в сознание угрожающего и разрушительного материала». Второй тип вытеснения Фрейд называл непосредственно вытеснением, т.е. когда из сознания человека устраняется тот материал, который там уже был. Короче, когда описываешь феномен научным языком, то получается значительно дольше, чем все это можно увидеть в наглядном примере.

Пьянство не рождает пороки, оно их обнаруживает.
Сократ

Наглядный пример подавления и вытеснения первого типа – это когда старушка, «божий одуванчик», на 5 минут задержалась у телевизора, чтобы рассмотреть одним глазом одну сцену в «Шоу герлз». Я так понимаю: она смотрит (а она именно смотрит, хотя попробуйте сказать ей об этом!) этот эротический фильм только для того, чтобы, как учил товарищ Сталин, «знать врага в лицо». (Хотя Фрейд бы сказал, что у женщины нормальное либидо.) Если у кого-то есть другие версии, то предлагаю обсудить эту тему в Интернете. Наглядный пример вытеснения второго типа – это если бы вы не читали битый час про защитные механизмы, а давно пошли бы к серванту и хлопнули грамм 250 водочки (разом) и сидели бы сейчас в полном ступоре у телевизора, икали и ни о чем бы плохом не думали. (Я, конечно, шучу. Пьянство – не есть вытеснение, но пьянство способствует вытеснению в самом широком смысле. Так что шутки в сторону.)
Пьянство – это очень ловкий способ ухода от действительности. (Чернышевский был чертовски прав, описывая подвиги студента Лопухова и сообщая приватно, что пить, дорогие товарищи, иногда бывает значительно выгоднее, чем не пить!) Во-первых, если до начала беспробудного пьянства ты отличался хоть каким-нибудь талантом, то этот талант теперь необязательно реализовывать, необязательно устраивать ему экзамен на рынке. (Все ведь и так знают, что он у тебя есть и ты бы «в золоте купался, если бы не пил».) Способный человек, имеющий определенные достижения в прошлом, периодически уходит в запои, так как отказывается признавать, что ему не догнать и не обскакать иных своих знакомых, с которыми он инкогнито (опять же отказывая в этом публично) себя сравнивает. (Такая вот злая штука – этот кризис середины жизни.)
Во-вторых, значительно проще не содержать своих близких (скажем, там, жену, мать, детей), а взять и запить и устроить им дома такой маленький «семейный Афганистан», позабыв про всякий долг и всякую совесть, что когда ты из этого запоя выйдешь (если, конечно, выйдешь, так как на миру и смерть красна), они будут просто молиться на свое тихое счастье, уже не требуя от тебя ничего лишнего. Вообще, по поводу пьянства у Эрика Берна есть более крутая теория, когда он рассматривает данное явление в виде такой сюжетно-ролевой игры, где кайф получает не только сам алкоголик, но и все другие действующие лица.