Интимная зона

Приятного чтения

Она окружает наше тело вроде «пузыря». Границы этого «пузыря» легко определяются в половину вытянутой перед собой руки. (Прижмите локоть к животу и опишите предплечьем и кистью дугу – это ваша интимная зона.) Внутри «символического круга» человек чувствует себя в безопасности (подобно главному герою повести Н. В. Гоголя «Вий»). Человек сам желает определять, кого впускать в интимную зону, а кого нет. Тот, кто переходит границу интимной зоны, руководствуясь только собственным побуждением, вызывает в нас сильные отрицательные чувства вплоть до отвращения. Десятки раз на протяжении 7 лет мне приходилось проделывать на лекции по общению один и то же трюк. Пока студенты записывали эти строки, я подходил к кому-нибудь из них и начинал подтягивать галстук, снимать очки, вытаскивать из волос заколки, застегивать-расстегивать пиджаки, раскручивать цепочки, лезть в сумочки, доставать оттуда всевозможные предметы, раскладывать их на столе или прятать в карманы собственной жилетки. Данные действия производились без тени сомнения в лице и даже с легким налетом агрессии. Все это представление сначала вызывало шок, а потом заканчивалось бурным весельем. После таких ритуалов каждый студент пединститута или слушатель курсов повышения квалификации учителей навсегда запоминал, чего он никогда не должен делать с детьми.
«Нога на стуле, рука на плече», – Александр Солженицын описывает этот прием как один из способов подавить человека на допросе. (Действует не менее эффективно, чем свет, направленный в лицо, или обращение к постороннему человеку на «ты».) Человек, «пузырь» которого нарушен без разрешения, теряет уверенность и более всего стремится отодвинуться или отдалиться, чтобы вернуть себе ощущение безопасности хотя бы на миг. Дядя (папин знакомый с работы) протягивает руки к девчушке – дочери хозяина дома: «Ух ты, моя крохотулечка!» А «крохотулечку» как ветром уносит (хотя ей от силы 2 года). Пошлепывание, пощипывание, поглаживание так называемых «друзей до порога» зачастую воспринимается как террор и посягательство даже у маленького ребенка. Мать протягивает руку к голове ершистого подростка («Смотри-ка, как выгорел на солнце»), и сын отдергивает голову от материнской руки. Женщины ошибочно полагают, что к мужчине можно приласкаться в любой момент жизни. А вы представьте себе милый субботний вечер: включен телевизор, глава семейства смотрит футбольный матч «Грузия – Россия», 15-я минута встречи, счет 1:0 (в пользу Грузии). Теперь попробуйте протянуть к любимому руки. Поставьте эксперимент...
Более всего злоупотребляют вторжением в интимную зону сержанты срочной службы и спортивные тренеры. (Имеется в виду, что их туда не просят, а они туда лезут.) Тем и другим явно не хватает слов для объяснения с людьми (и особенно с детьми). Нашим спортивным «профи» кажется значительно легче и проще взять твое маленькое детское тельце железными ручищами и развернуть на 180 градусов без всяких извинений. Пока тебе 12 лет, это еще как-то терпимо. (Это даже иногда «прикольно»: подкрадется такой Иван Иванович к двум пацанам со спины и завалит обоих одной подсечкой.) Но когда тебе уже 16 лет и ты приходишь к Ивану Ивановичу в тренерскую с просьбой объяснить непонятный элемент в движении, протягиваешь руку к плакату, показывая, какой именно прием вызывает затруднение, а он тебя за эту руку хватает и прямо тут же нужным приемом бросает на бетонный пол (при этом приговаривая, что «настоящий боец в любой момент должен быть готов к нападению»)... Вот тогда ты лежишь в свои 16 лет, смотришь на него снизу вверх и думаешь: «Если бы не в кабинете, а где-нибудь вечером у ресторана, то следующим бы на бетонный пол упал ты».

– Никак уехали... – лихорадочно забормотал Барбридж. – Рыжий, давай... Давай по-быстрому! – Он заерзал, зашарил вокруг себя руками, схватил мешок с хабаром и попытался подняться.
– Ну давай, чего сидишь!
Рэдрик все смотрел в сторону шоссе. Теперь там было темно и ничего не было видно, но где-то там был этот – вышагивал, словно заводная кукла, оступаясь, падая, налетая на кресты, путаясь в кустарнике.
– Ладно, – сказал Рэдрик вслух. – Пойдем. Он поднял Барбриджа. Старик как клещами обхватил его левой рукой за шею, и Рэдрик, не в силах выпрямиться, на четвереньках поволок его через дыру в ограде.
Аркадий и Борис Стругацкие. Пикник на обочине

Иногда «пузырь» бывает больше чем 45 см, а иногда его «может не быть совсем». (Почему «может не быть» в кавычках? Да потому что «пузырь» есть у всех, но усилием воли мы можем изобразить его отсутствие.) Величина интимной зоны в каждый текущий момент времени зависит от следующих обстоятельств. Первое (и главное) – от нашей коммуникативной компетентности и степени уверенности в себе. Человек, уверенный в себе, не теряет психологического равновесия при чужом вторжении и может естественно общаться на сверхблизких дистанциях с посторонними людьми. (Просто он понимает, что его «пузырь» нарушен, и в силу этого понимания «держит руку на пульсе» ситуации.) Сидишь этак в автобусе, и вдруг шлепок по плечу: «Здорово, ты, говорят, родственник того-то и того-то». (Согласитесь, не очень деликатное начало для знакомства.) Первая мысль, которая приходит в голову: «Ах ты, мой маленький экстраверт». (Экстраверт – это человек, идентифицирующийся по простому основанию и легко завязывающий знакомства.) А этот еще попался экстраверт-кинестетик. (Кинестетик трогает тебя во время беседы, как малыш – Карлсона.) Ошеломляющая перспектива! Ничего, кроме агрессии, такая перспектива вызвать не может, но это в случае, когда мы не владеем ситуацией общения.
Человек, владеющий навыками пространственного общения, выходит из подобных ситуаций с известной долей юмора. Забавно осознавать, что ты понимаешь все, что делаешь, а он перестает понимать, что происходит. (Судя по его взгляду, он сейчас испытывает легкое потрясение и нельзя сказать, чтобы ситуация находилась у него под контролем.) «Значит, говоришь – экстраверт-кинестетик? Ну тогда расслабься, парень, сейчас проверим». Вы, конечно, догадались, что может происходить дальше, так как дальше может происходить все, что угодно. (Сильно беспокоиться не надо. «Солдат ребенка не обидит».) Можно, к примеру, сесть рядом и приобнять его за плечо. Можно хлопнуть его по бедру во время разговора и забыть убрать руку. Общаться при этом нужно в бодром темпе (задать ему 42 встречных вопроса: про жену, про детей, про тещу). Все это надо делать со смехом, с улыбкой, легко и непринужденно. (Он сейчас получает урок, как не надо себя вести и как не надо завязывать знакомства.)

ЭТОТ вышагивал прямо посередине шоссе – как и все они, он шел в город. Рэдрик обогнал его, прижав машину к обочине, и, обогнав, сильнее нажал на акселератор.

  •  Матерь божия! – пробормотал сзади Барбридж. – Рыжий, ты видел ?
  • Да, – сказал Рэдрик.
  • Господи!.. Этого нам еще не хватало!.. – бормотал Барбридж и вдруг принялся громко читать молитву.
  • Заткнись! – прикрикнул на него Рэдрик.

Поворот должен был быть где-то здесь. Рэдрик замедлил ход, всматриваясь в линию покосившихся домиков и заборов, протянувшихся справа. Старая трансформаторная будка... Столб с подпоркой... Подгнивший мостик через кювет... Рэдрик повернул руль. Машину подбросило на колдобине.

  • Ты куда?! – дико заорал Барбридж. – Ноги мне загубишь, сволочь! Рэдрик на секунду повернулся и наотмашь ударил старика по лицу, ощутив тыльной стороной ладони колючую щеку. Барбридж поперхнулся и замолк.

Аркадий и Борис Стругацкие. Пикник на обочине

Величина интимной зоны зависит от статуса. (К данной информации следует отнестись предельно серьезно.) Чем выше статус лица, с которым нам необходимо общаться, тем на большую интимную зону ОНО претендует. Например, на торжественном мероприятии какой-либо фирмы всегда отчетливо видно, что подчиненные общаются с руководством на более почтительном расстоянии, чем между собой. Даже в курилках к НИМ близко никто не подходит! (Вспомните стол в кабинете начальника – это вам не стол секретарши.) Вообще, люди, поправляющие свою самооценку за счет статуса, очень болезненно переносят близкий контакт с рядовыми сотрудниками. У идентифицированных с креслом руководителей на лице сразу появляются признаки стресса, как только кто-нибудь из подчиненных приближается к ним (по своей инициативе), обращаясь с вопросом или предложением. Причина этого стресса заключена в непреодолимом желании отгородиться большей дистанцией (нагнать статус), уединиться, сесть в отдельный кабинет за длинный стол и оттуда с начальственным видом взирать. (Стоит ли им доставлять такую радость, мы обсудим чуть ниже. Они-то сами всегда будут отдаляться от нас на конфликтные расстояния.)

– А ты его, значит, тащил, – сказала она. Она его не спрашивала, она утверждала. – Пер его, дурак, через всю Зону, кретин рыжий, пер на хребте эту сволочь, слюнтяй, такой случай упустил...
Он смотрел на нее, забыв о стакане, а она поднялась, подошла, ступая по разбросанным банкнотам, и остановилась перед ним, уперев сжатые кулаки в гладкие бока, загородив от него весь мир своим великолепным телом, пахнущим духами и сладким потом.
– Вот так он всех вас, идиотиков, вокруг пальца... По костям вашим, по вашим башкам безмозглым... Погоди, погоди, он еще на костылях по вашим черепушкам походит, он вам еще покажет братскую любовь и милосердие – Она уже почти кричала. – Золотой Шар небось тебе обещал, да? Карту, ловушки, да? Болван! Кретин! По роже твоей конопатой вижу, что обещал... Погоди, он тебе еще даст карту, упокой, господи, глупую душу рыжего дурака Рэдрика Шухарта...
Тогда Рэдрик неторопливо поднялся и с размаху залепил ей пощечину, и она смолкла на полуслове, опустилась, как подрубленная, на траву и уткнула лицо в ладони.
– Дурак... рыжий... – невнятно повторила она. – Такой случай упустил... Такой случай.
Аркадий и Борис Стругацкие. Пикник на обочине

Величина интимной зоны зависит от пола. Со стороны может показаться, что у мужчин интимная зона меньше, и потому они чаще идут на пространственные нарушения. (То они бьют по лицу какого-либо другого мужчину, то пытаются «залапать руками» приглянувшуюся женщину.) Однако это, в большей степени, киношный или стереотипный образ мужчины (которым режиссеры пугают бабушек и маленьких детей). В реальной жизни значительно чаще вторжения в интимную зону партнеров предпринимают женщины. Это объясняется тем, что женщины более кинестетически развиты, чем мужчины. (Сказывается огромный опыт телесных контактов с детьми.) Каждый из нас может легко вообразить себе сцену общения двух женщин, которые держатся за руки (сопереживая друг другу) или сидят на диване, плотно прижавшись бедром к бедру. (А теперь представьте себе, чтобы подобным образом расположились для разговора мужчины?!)
Вывести мужчину из состояния равновесия (проникнув в его интимную зону) значительно проще, чем женщину. Девушка вряд ли полезет в драку на дискотеке из-за того, что кто-то наступил ей на ногу или случайно толкнул в спину. В аналогичной ситуации юноша, скорее всего, не задумываясь, приступит к выяснению отношений. (Благодаря своей большой интимной зоне он расценит данный проступок не как оплошность, а как невежество.) Женщины легче переносят случайные сближения с противоположным полом. Одновременно с этим они сами регулярно располагаются в телесных зонах мужчин, не подозревая порой, какие состояния эти интервенции моделируют у партнеров. (Признаюсь откровенно, что сидеть заполнять бумаги с умным видом достаточно сложно, когда у тебя перед носом в 20 см буквально маячит открытое декольте облокотившейся на твой стол восторженной дамы, при этом рассказывающей тебе что-то взахлеб.

 интимная зона