Об общественной значимости цели

Приятного чтения

Сделайся необходимым для мира – и человечество будет давать тебе хлеб.
Ральф Уолдо Эмерсон. Заимствования

Главное в погоне за счастьем – не пролететь мимо. Так случилось в одной восточной сказке, когда принцессе предложили на выбор доставать жемчужины из кувшина и та жемчужина, на которой она остановится (которая покажется ей наиболее привлекательной), навсегда останется с ней, а все остальные (осмотренные и отложенные) – навсегда исчезнут. Догадываетесь, чем закончилось дело? Порой мы мчимся по жизни, стараясь найти работу получше (что в принципе невозможно), и не замечаем тех драгоценных песчинок, которые при заботливом уходе возможно было бы вырастить и превратить в самую уникальную в мире жемчужину. Причиной нашей невнимательности и расточительности, по мнению Джона Темплтона, является наша меркантильность: «Мы настолько поглощены поиском возможности получить что-то от жизни, что часто пропускаем возможность дать ей что-то взамен».

Когда мы печемся о счастье других, мы находим свое счастье.
Платон

Не за рабочее место нужно держаться (нет!) и не за номер кабинета. Надо постараться увидеть в работе, которую ты выполняешь сегодня (отчасти по принуждению), некое общественное звучание или значение. Если у вас есть талант видеть такое значение, значит, у вас будут и деньги. Рынок всегда откроет возможности тому, кто испытывает внутреннюю потребность быть полезным. Я уже говорил, что наши прямые должностные обязанности (в силу консервативности инструкций и мышления) не дают нам в полной степени быть востребованными и полезными. (Вы можете сделать вертолет, а вам будут давать точить болванку ) Но, слава богу, рынку наплевать на ваши должностные обязанности, ему нужно дело! Это во-первых!
Во-вторых, давно замечено, что служение ближним высвобождает такую огромную энергию, которая не сможет проявиться ни в одной корыстной цели. (Рисковать Для других и рисковать за истину – это совсем иное дело, нежели рисковать за пачку дорогих сигарет.) Эгоизм и самозаинтересованность ограничивают силу личности. Красота и благородность мыслей позволяет переносить самые тяжелые испытания. Форд хотел сделать народный автомобиль (автомобиль, доступный для всех), и он это сделал. Варне (который-таки добрался до Эдисона) хотел электрифицировать страну, дать людям свет – и он это сделал. Святослав Федоров хотел вернуть людям зрение, когда его эксперименты в одной из архангельских больниц душились на корню, – и он это сделал. Если у вас есть какой-либо особый талант и его можно использовать для создания чего-либо нужного миру (если вы видите дело, которое срочно необходимо делать в силу его огромной общественной значимости), то хватит раздумывать и сомневаться – действуйте! Все, что вам требуется для успеха, – это упорство и терпение.

Преступен не провал, а низость цели.
Джеймс Рассел Лоуэлл

О разбиении пути к цели на промежуточные этапы

Наслаждайтесь своим восхождением.
Джон Каунт. Подними свою самооценку

Работа, совпадающая с увлечением, позволяет «выращивать себя» безболезненно, позволяет плавно подготовиться к переходу в новое качество (позволяет одновременно творить и поддерживать необходимый прожиточный минимум). В работе, совпадающей с увлечением, рано или поздно проявится цель. Уменьшить сложность поставленной цели можно разбив основную задачу на несколько этапов (создав иерархию целей). Хочешь написать книгу о воспитании детей – для начала попробуй написать статью в газету, подумай о том, как перекроить вузовский материал таким образом, чтобы тебя было интересно послушать взрослым людям на лекции, добивайся приглашений на родительские собрания, наконец, займи денег у друзей, выпусти книгу «самиздатом», продай ее, усовершенствуй, выпусти снова, параллельно продолжай штурмовать издательства. Если сконцентрироваться только на конечной цели, то после первых же неудач энтузиазм может иссякнуть. (А так дела не делаются!) Позиция «все или ничего» обрекает человека на поражение. Не мною сказано, что «лучше синица в руке, чем журавль в небе». Разбив основное задание на несколько промежуточных этапов, мы получаем возможность добиваться хотя бы маленьких побед.

Одного комплимента хватает мне на 3 месяца безоблачного настроения.
Марк Твен

Джон Темплтон писал: «Успех питает себя и создает новый успех». Конечная цель может порождать чувство беспомощности и неполноценности. Надо разбивать дорогу на такие вехи, после достижения которых каждый раз хотелось бы воскликнуть: «Жизнь удалась!» Промежуточные цели ставятся исходя из реальных возможностей, а не только потому, что вы хотите избавиться от негативных ощущений, вызванных чужим превосходством. Когда я выпускал свою первую книгу (разумеется, «самиздатом» и очень маленьким тиражом), цель у меня была простая: продать ее, вернуть деньги кредиторам и купить жене пальто. И я это сделал! Оценивая собственные действия, старайтесь сравнивать собственные результаты в настоящем и прошлом и поменьше оглядывайтесь на других. (У каждого своя дорога.) Другим, как правило, некогда нас нахваливать (даже тем, кто нам отчасти симпатизирует) – у всех свои проблемы. А это значит, что мы должны научиться поддерживать и подкреплять себя сами.
Это делается следующим образом: надо ставить реальные цели, которые бы в общем и целом приближали нас к нашей заветной (и поначалу не очень реальной) мечте. 

О значении методических шагов в системе

Рассказывают о мальчике, который ходил по домам, продавал открытки по четвертаку за штуку. Мужчина, открывший дверь, спросил мальчика, что он собирается сделать с заработанными деньгами.
«О, – ответил тот, – я должен собрать сто тысяч долларов на новое здание церкви».
Изумленный покупатель спросил: «И ты рассчитываешь собрать эту сумму в одиночку?» Мальчик совершенно серьезно сказал: «О нет, сэр. Мне помогает еще один мальчуган!»
Джон Темплтон. Всемирные законы жизни

Не стыдно жить с мечтой изменить мир. Идеализм – это основной источник энергии творческой личности. «Ну вот, – скажете вы, – а ты утверждал абсолютно обратное: что мир изменить невозможно, что мы в лесу и что пора оставить в покое старуху с золотой рыбкой». Неужели вы такие доверчивые? Стал бы я вам цитировать «Дату Туташхиа»! Неужели вы до сих пор не поняли, что попали в руки идеалиста? Гремучая, однако, смесь получается: психолог-идеалист, да еще слегка зацикленный на деньгах. Ну ничего-ничего, держитесь, мы уже на вершине, скоро легко и непринужденно покатимся обратно . Там вас ждет уже чистое, голое (вне всякой философии) психологическое знание. Но чтобы отдать вам в руки это знание, я должен был открыть свое профессиональное кредо. Я как тот тренер по каратэ, который боится за своих воспитанников (кто знает: где они применят то, чем владеют) и пытается связать учеников клятвой: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас». (Андрей Макаревич)

И вот с какой целью, в каком духе составлен мой словарь: писал его не учитель, не наставник, не тот, кто знает дело лучше других, а кто более многих над ним трудился; ученик, собиравший весь век свой по крупице то, что слышал от учителя своего, живого русского языка.
Владимир Иванович Даль

А знаете, почему я так откровенен с вами и так уверен, что вы меня поймете? Да потому, что я давно занимаюсь торговлей книг (своих книг) и вижу людей, которые покупают эти книги. Те, у кого есть возможность приобрести автомобиль или квартиру, книг по психологии не покупают. К книгам по психологии подходят те, у кого пока есть только мечта купить квартиру или автомобиль, и они хотят кое в чем разобраться и кое-что изменить в своей жизни. (Скажите, что я не прав?) Так вот, когда вы разберетесь в жизни (нет, не благодаря мне, так как, к сожалению, в том, что я вам предложил, не так уж много моих мыслей), когда вы разберетесь в психологии человека, вам будет не хватать только одного – терпения и упорства в отстаивании своей жизненной позиции, и в этом случае вы будете вспоминать мальчишку, торговавшего открытками из книги Джона Темплтона «Всемирные законы жизни».
Лао Цзы говорил: «Путь в тысячу миль начинается с одного шага». Постоянные систематические усилия куда более результативны, чем внезапные и лихорадочные атаки. Величайшие дела, совершенные на земле, делались мало-помалу. И тот, кто первым ушел со старта, совсем не обязательно первым придет к финишу. Помните притчу про зайца и черепаху? (Заяц издевался-издевался над черепахой в начале забега, потом со скуки убежал в лес, залез там во все дыры, куда не надо, и, когда он вновь вернулся на беговую Дорожку, черепаху уже качали на руках как победителя.) Да не в «качании на руках» и не в «победе над зайцем» дело! Все Дело в процессе и в преодолении негативного восприятия жизни. Нашу жизнь формируют не события, а наша собственная реакция на эти события. (Наше отношение привязывает нас к нашей судьбе.) Тот, кто верит в позитивное развитие событий, методично действует и движется вперед, а тот, кто считает себя недостойным удачи, будет притягивать к себе «желаемые ситуации». (Вот и все законы жизни!)

P.S. – Герой этот Санников! Третий год подряд утренников нет. Во всех деревнях все морозом убило, а он только похохатывает. Я заколдован, говорит. Черта лысого он заколдован. Болото за деревней осушено – вот в чем дело. Рассказывали мне как-то, крестьянин один у них был, еще до революции, сорок лет болото осушал.

  • Сорок? Сорок лет болото осушал?
  • Сорок. Прямо какой-то Микула Селянинович! Я в прошлом году, когда мне рассказали, тоже не поверил. Фантастика какая-то, думаю, сказка. А теперь вижу – тут что-то есть...
  • Так, так. Насчет нашей знаменитости, значит, пожаловали? Был, был у нас Сила Иванович.
  • Сила Иванович? Так и звали?
  • Так. По метрикам-то, правда, Силантий, а старые люди – Сила. Да и сам он себя Силой называл. Высоко голову держал. Раз, говорит, я Силой родился, дак мне, говорит, и дела надоть по моим силам. И вот придумал – с чертями сражаться. А? Ничего себе работенку подыскал? Люди пашут, сеют, воюют, а он одно знает – войну с болотом. В гражданскую, сказывают, тут. в Шаврогорье, страсть что было. Один конец деревни у белых, другой у красных. А он – знать ничего не хочу. В одну руку лопату, в другую батог – старый уж был, прямо ветром шатало, – да на свое болото. Дак, понимаешь, что было? Бои стихали меж красными и белыми. Ждали, когда старик полем пройдет.
Федор Абрамов. Сказание о великом коммунаре